Categories:

Введение (2)

С момента создания республиканских вооруженных сил в 1924 году (не без участия советских военных советников) и вплоть до победы в войне против японцев (1945 год) засылка агентуры коммунистов в учреждения Гоминьдана носила массовый характер. Успешность этой работы говорит сама за себя - многие агенты достигли высоких постов и состарились в тылу врага, так и не будучи пойманными и раскрытыми. 

Тривиальный сбор информации становился второстепенным – теперь в ход шли акции влияния, направленные на саботирование распоряжений, приказов и указаний Чан Кайши и правящей верхушки Гоминьдана. Удары Гоминьдана по коммунистам теперь шли в пустоту, ведь каждый шаг контролировался и направлялся из их же собственных штабов — так говорят сами гоминьдановцы.

Результатом блестяще поставленной разведки стали многочисленные поражения отборных частей республиканцев, прекрасно вооруженных и многочисленных. Переход целых соединений на сторону коммунистов стал обыденным явлением. В республиканских войсках постоянно возникали организованные коммунистами мятежи. Наметилось отступление на Тайвань. 

Командующий 32 армии Гоминьдана Ли Моань, командир кавалеристского корпуса Ляо Цзюньцзэ, командир 110-ой дивизии Ляо Юньчжоу, заместитель командующего подконтрольного Гоминьдану района западной Сычуани Чэнь Мэнси…Далеко не полный перечень высокопоставленных командиров Гоминьдана, которые в разное время открыто перешли на сторону коммунистов. 

О господине Чэнь Мэнси, кстати, в поисковой системе Байду написано всего три строчки, не содержащих информации о том, что он был родным братом будущего министра иностранных дел КНР (1958-1972) Чэнь И. Нет (и, видимо, не будет) об этом информации и в китайской википедии. Об этом упоминают только тайваньские источники. Если это так, что в данном случае разведка коммунистов опиралась на родственные связи - прием не новый, но очень действенный. 

После победы в войне против японцев, коммунисты всеми силами стремились к захвату власти в стране. Благодаря усилиям китайской разведки, на сторону коммунистов перешли видные деятели Гоминьдана. Некоторых из них, наиболее важных, мы с вами опишем.

Итак, на первом месте стоит Го Жугуй.  

Начальник третьего (оперативного) департамента министерства обороны республиканского Китая. Урон, нанесенный Гоминьдану этим высокопоставленным выпускником академии Хуанпу, трудно переоценить. В источниках КНР он открыто именуется разведчиком, и, по всей видимости, так оно и было. Составляемые им планы военных операций им же (!) передавались коммунистам, что в одном из случаев привело к получению ими тактического преимущества, а в другом к окружению и захвату в плен соединений Гоминьдана. В 1949 году Го Жугуй назначается на должность командующего 22-ым армейским корпусом и получает задачу обороны Сычуаня. В декабре того же года Го Жугуй лично организует восстание во вверенном ему соединении, на корню ломая военные планы Гоминьдана по удержанию северо-запада Китая. 

В материковых источниках он несомненный герой и важная фигура в деле победы коммунизма в Китае. Присяга и офицерская честь в расчет не берутся, ну да победителей не судят, тем более операции действительно были организованы на высоком уровне мастерства. Минус гоминьдановской контрразведке.

Второе место традиционно отдается Лю Фэю, яркому представителю Гуансийских военных клик. Обьясним подробнее, что такое эта самая клика.

Во времена Цинской империи южный Китай был одним из наименее лояльных регионов, и во время Синьхайской революции выступил против маньчжуров. Активная группа генералов из провинции Гуанси приняла активное участие в последующих междоусобных войнах, однако после того, как партия Гоминьдан получила большую материальную и организационную помощь от СССР, в начале 1920-х годов «старые гуансийцы» были разгромлены поддерживающими Гоминьдан «новыми гуансийцами», наиболее видными из которых были генералы Ли Цзунжэнь и Бай Чунси. 

Эти генералы из провинции Гуанси сыграли важную роль в приведшем к формальному объединению Китая Северном походе 1926-1928 годов, однако когда после этого Чан Кайши попытался достичь не формального, а реального объединения страны - повернули оружие против центрального правительства. 

Японское вторжение в Маньчжурию в начале 1930-х годов заставило гуансийских генералов и центральное правительство отложить свои разногласия и объединиться для подготовки к неизбежной войне с Японией, и в 1930-х годах гуансийские генералы занимались развитием подвластных им земель, стремясь сделать Гуанси образцовой провинцией.

Наш герой умудрился выскользнуть из конфликта старой и новой клик, что доказывает нам его редкостные таланты. Личное же знакомство Лю Фэя с Чан Кайши было ключом успеха в продвижении в службе – он также был в свое время начальником оперативного департамента в министерстве обороны республиканцев, имея доступ ко всей стратегически важной информации. Он так же, как и Го Жугуй, передавал сведения коммунистам, внеся значительный клад в победу последних. Ма Цзэдун говорил: «Мы способны освободить всю страну, и  заслуги товарища Лю Фэя в наличии у нас этой способности весьма и весьма велики». 

Третий богатырь из этого списка – Хань Ляньчэн. Командуя 46-ой дивизией, принявшей участие в одной из многочисленных боевых операций в провинции Шаньдун, он инициативно передал коммунистам информацию о местоположении штаба дивизии, принял активное участие в организации беспорядков и паники среди личного состава, спутав планы военной операции корпуса Ли Шаньчжоу. Его действия привели к прорыву участка фронта и поражению гоминьдановцев. 

Но история на этом не закончилась. Хань Ляньчэн, вернувшись к Чан Кайши, представил свое участие в таком цвете, что не только не был наказан, но и получил должность в секретариате и приступил к традиционному для разведчиков ремеслу – сбору и передаче информации. Благодаря сведениям Хань Ляньчэна, коммунисты наголову разбили 74-ую дивизию в операции у горы Мэнлянгу.

Были у коммунистов и свои Мата Хари. 

Одна из них - Шэнь Аньна. Она с 1935 года работала в республиканской администрации провинции Чжэцзян, где уж неизвестно какими заслугами заслужила одобрение главы администрации Чжу Цзяхуа. С легкой руки последнего она трудилась во время войны (где бы вы думали? правильно!) в секретариате Гоминьдана, после чего была выдвинута на пост при руководстве партии в малозаметном качестве стенографистки.

В ноябре 1946 года Чан Кайши проводил закрытый военный совет с участием самых высокопоставленных военных чинов Гоминьдана. Серая мышка Шэнь Аньна, не поднимая головы, сосредоточенно стенографировала. Каким образом ей удалось вынести копию стенограммы – одному богу известно. Секретность на всех уровнях зашкаливала, тем не менее, содержание обсуждаемых вопросов и принятых решений очень скоро стало известно коммунистам. 

Шэнь Аньна была внедренной коммунистами агентессой, и проработала в правительстве Чан Кайши 14 лет, оставшись нераскрытой. В архивах КПК она навсегда останется «человеком, державшим руку на пульсе Чан Кайши».

В июле 1949 года Мао Цзэдун заявил: «В нашей подготовке вторжения на Тайвань, помимо сухопутных вооруженных сил, мы также должны учитывать внутренний фактор».

Что же это был за внутренний фактор такой, которому уделялось внимание наряду с вооруженными силами? 

Ответ прост - этим фактором был так называемый «Рабочий комитет Коммунистической партии Китая в провинции Тайвань». Председатель этого комитета - Чай Сяокань - был единственным тайваньским коммунистом, который принял участие в Великом походе Китайской красной армии в 1934-1935 году. Он представлял интересы КПК на Тайване и был там самым высокопоставленным коммунистом. Работа возглавляемого им комитета заключалась в повсеместном создании на территории Тайваня коммунистических секций, ячеек, групп. Комитетом подпольно издавалась газета «Гуанминбао» («Правда»). 

Секретное управление (политический сыск) Гоминьдана в 1949 году раскрыло  и пресекло деятельность редакции газеты «Правда» (ну прямо отчет жандармов царской России начала прошлого столетия), накрыло партийную ячейку коммунистов в городе Цзилун. В 1950 году Чай Сяокань был арестован. Он выдал гоминьдановцам места дислокации партизанских отрядов, схронов с оружием и боеприпасами. В 1952 году деятельность «Рабочего комитета Коммунистической партии Китая в провинции Тайвань» была полностью парализована.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded