ngyuen

Category:

100 лет КПК — взгляд с другой стороны

Сразу предупреждаю: автор не я, а китайский диссидент Вэй Цзиньшэн. Я только перевел то, что мне показалось небезынтересным: оценки делайте сами.

*******************************************

В этом мире существует множество типов лжецов. Есть добронамеренные — они уменьшают негатив  какого-либо события, скрывая тем самым истинное положение дел. Есть злонамеренные — те, кто разводит на деньги и злоупотребляет доверием: то есть те, кто продает поддельные товары, делают подставы и т.д. и т.п. А есть еще один тип лжецов, чья опасность и зловредность, как правило, не привлекает особого человеческого внимания. Это — лжецы-политики. И лидерами среди этих лжецов являются китайские политики-коммунисты.

У китайских коммунистов эталоном лжи является сама партия, которая лжет своим же людям с начала и до конца. Их Маркс и Энгельс со своим учением — одна большая нелогичная ложь, построенная на надеждах и чаяниях людей к прекрасному светлому будущему. Именно поэтому коммунисты в свое время сумели завлечь в свои ряды такое количество сторонников, большая часть из которых имела простое устройство мозга, а также неуемно горячую кровь — молодых китайских интеллигентов.

Два «великих гуру» Маркс и Энгельс изобрели нечто нелогично ложное — теорию диктатуры пролетариата, которая строилась на беззастенчивом насилии. Искушенные в демагогических дискуссионных играх жители стран Запада большей частью не попали под тлетворное влияние этого учения — и поэтому Запад разошелся на два лагеря после обсуждений, прений и дебатов. Однако земляные червячки, безвредные в Старом Свете, попав на территорию США, стали там настоящим бедствием, так как местная природа не имела против этих паразитов надлежащего механизма сопротивления. Так произошло с коммунистическими идеями, которые попали в Россию и в Китай: неискушенные в западной культуре государства всерьез восприняли то, что западные страны приняли с пренебрежением. И для Востока это стало бедствием. 

Компартия Китая за сто лет своего существования выработала свой основной  прием вербовки: описание прекрасного будущего. И как любая секта, они внушали своим адептам — Прекрасный Эдем совсем рядом, он не за горами, но чтобы освободить других людей и привести  в этот рай, необходимо жертвовать собой. На раннем этапе большинство  людей вовлекались в Компартию  именно таким способом.

Но суть коммунистов в двойном подходе: они, как торговец в старой байке, пробивали свои же щиты своими же копьями. С одно стороны светлое будущее, демократия и свобода, которые усиленно  пропагандировались наружу, как светлые идеалы: крайняя форма демократии, граничащая с анархией и вседозволенностью. Молодые неокрепшие  умы падки на такое, поэтому в первые тридцать лет большинство представителей молодой интеллигенции  вступали в партию. Но основа коммунизма —  единоличная диктатура. Это то, что не показывают непосвященным. Только с инцидентом  Гу Шуньчжана (Гу Шуньчжан —  один из силовых агентов коммунистической партийной разведки, который принимал участие в расправах над врагами коммунистов; впоследствии осознанно перешел  на сторону Гоминьдана, раскрыв многие закулисные тайны КПК, прим.пер.), люди стали понимать другую сторону коммунистов, страшную, кровавую и демоническую.

Коммунистическая разведка, возглавляемая Чжоу Эньлаем, всегда действовала исподволь. Ее агенты проникали в Гоминьдан, организовывали политические распри, и в результате, воспользовавшись авторитетом Гоминьдана и результатами его успехов  в Северном походе (1926-1928), заключили перемирие, и под видом членов Гоминьдана проникли в села, а также на фабрики и заводы. Но именно село стало основой работы коммунистов. Именно из села коммунисты показали свои клыки, устраивая показательные казни, репрессии и террор в отношении  несогласной с коммунистами молодежи, взяв за образец террор, устроенный Сталиным против жителей России. Мао Цзэдун и Дэн Сяопин — демоны, родившиеся от сгустков крови невинных, капающей с ножей палачей. Так произошло перерождение марксистов-ленинистов в угнетателей собственного народа. 

Сейчас в сети очень много материалов, рассказывающих о терроре китайских коммунистов в период пребывания их в Яньани (1935-1948). И несмотря на это, идеи коммунизма процветали даже в районах, находившихся под контролем Гоминьдана, под контролем японцев. Люди шли  к коммунистам с той же верой, как дети верят в красивую сказку. Но коммунисты уже поменялись в качественно-количественном составе — их основную массу стали составлять выходцы из сельской местности. А для крестьян всегда нужен староста, единоличный вождь из их среды, коего они и получили. В этой атмосфере проявления насилия и тирании не считались чем-то из ряда вон выходящим — сталинская модель пришлась как  нельзя кстати. Сформировалась  обычная феодальная структура: вождь — его приближенные — все остальные. 

И после этого коммунисты сбросили личину демократов. Старую гвардию, свято верившую в идеалы раннего периода, беспощадно истребили. В стране началась индустриализация по образцу сталинских экономических реформ в СССР. Коммунисты нового покроя уже не задумывались над воплощением в жизнь каких-то там идеалов.  Карьера и социальный статус, отличающий их от других — вот что заменило  мечты о светлом будущем. Более чем двухтысячелетняя традиция китайского чиновничества вернулась в компартию — борьба оказалась безуспешной. 

А потом выяснилось, что коммунистическая экономика — не более чем профанация, и тогда Дэн Сяопин начал кампанию по возвращению традиционных китайских ценностей и взглядов в китайскую повседневную жизнь. Потому что рыночная экономика под управлением и контролем государства — не его изобретение. И если бы не американские и западные вливания, то замыслы Дэна рухнули бы, как карточная пирамида. 

То, что сейчас делает Си Цзиньпин , представляет собой реанимацию положения дел в Китае до начала реформ Дэн Сяопина. 

Это исторически обречено на провал. 

********************************************



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded