Categories:

Первое управление Министерства общественной безопасности КНР

В структуре МОБ КНР (так для удобства мы будем называть Министерство общественной безопасности КНР, тем более что аббревиатура прижившаяся) самым важным подразделением традиционно считается Управление внутренней безопасности государства. Перевод условный, так по китайскому тексту это 國內安全保圍局 тут присутствует термин 保衛 (защищать, оберегать), который я сознательно опустил – надеюсь, для читателя понятно, что является объектом деятельности этого органа. 

Однако совсем опускать его не получается, так как сокращенное название этой структуры -國保 – связано как раз и с государством , и с термином – защищать.

Некогда это была мощнейшая структура, но после упомянутого нами ранее 1983 года, то есть после создания Министерства государственной безопасности, Первое управление осталось, грубо выражаясь, с немощными пенсионерами – весь активный и способный оперсостав перешел в новое министерство. 

Ситуация коренным образом изменилась после событий шестого июня 1989 года (студенческие волнения в Пекине), и логическое развитие получила в 1997-1999 годах (переход Гонконга и Макао под юрисдикцию КНР). Именно в этот период Первое управление вновь стало востребованным в качестве тайной полиции, так как недовольных вольнодумцев в стране ощутимо прибавилось.  

К 2000 году Первое управление встало в  один ряд с Министерством государственной безопасности и заняло достойное место в структуре разведывательного сообщества страны. 

Функции Управления и просты, и сложны одновременно. Само название говорит о том, что работа ведется внутри Китая – а это контрразведка. Вместе с тем Управление активно ведет работу по приграничным районам сопредельных государств – и тут их филиалами выступают подразделения вооруженной пограничной полиции МОБ КНР, в составе которых есть свои разведывательные подразделения. 

Автору приходилось сталкиваться с работой этих артистов – весьма активные и грамотные ребята, причем и шифровались профессионально, называя свое подразделение -  涉外大隊 - большой отряд по работе за рубежом (не было такого никогда), а  легальными целями ставя выявление и задержание преступников, скрывающихся от наказания на сопредельных с Китаем территориях других государств. Комар носу не подточит! Их активность и проявилась как раз в 1999-2000 годах, по крайней мере, отфиксировалась. 

Вы заметили, наверное, что я в своих исследованиях говорю преимущественно о взаимоотношениях материка и Тайваня. Объясняется это просто – не хочу лезть в прерогативу тех наших товарищей, кто в настоящее время занимается отечественными проблемами, связанными с китайскими спецслужбами.

Так вот в своей работе по Тайваню  Управление успешно использует «крышу» Канцелярии по вопросам Тайваня, Гонконга и Макао МОБ КНР. Есть, оказывается, и такая. И здесь интересы МГБ и МОБ КНР пересекаются, возникает конкуренция, местами здоровая, местами нет. 

Но роль Первого управления в двух новых административных районах (Гонконг и Макао) и на Тайване весьма велика. Многие помнят «революцию зонтиков», «оккупирование сентрала»,  «движение за независимость» в Гонконге 2014 года.  

А знаете, кто в 2016 году был назначен на должность начальника полицейских связей Канцелярии по связям Центрального народного правительства КНР в САР Гонконг? Прежний начальник Первого управления – опытный чекист по имени Ли Цзянчжоу. Факт его назначения показал, какое внимание Китай уделяет процессам, происходящим в Гонконге и Макао. 

Помимо этого, после своего назначения Ли Цзянчжоу в апреле-мае 2006 года принимал активное участие в расследовании фактов  деятельности организованного преступного сообщества, специализирующегося на мошенничествах с использованием средств связи. Жители Тайваня из этого сделали вывод, что товарищ имеет более обширные полномочия, нежели работа по Гонконгу и Макао. 

И два слова о конкуренции между Первым управлением МОБ и МГБ КНР – она, безусловно, существует. На бумаге имеет место быть четкое разграничение функций, на деле постоянное нарушение границ юрисдикции – как первыми, так и вторыми. Это противостояние в настоящее время является предметом личного надзора Си Цзиньпина, по крайне мере, так говорят в кулуарах.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded