Categories:

Отдел по внешним связям Главного политического управления ГШ НОА Китая.

Эта весьма важная в системе разведки  КНР спецслужба нацелена, ни много ни мало, на сбор политической информации, то есть отвечает за ведение стратегической разведки. 

Но возможно ли качественное ведение разведки без знания противника?  Старая китайская пословица - она же популярная  цитата из трактата Суньцзы – гласит «знай себя и знай противника, в ста сражениях одержишь сто побед». Вот за «знание противника» и отвечает этот могущественный отдел – к его сфере деятельности относится сбор информации в первую очередь о людях, об их пристрастиях, привычках, увлечениях, характерных особенностях поведения. Но интерес появляется к людям непростым, а к людям в первую очередь в погонах. 

Служба на границе дает возможность офицерам со знанием языка принимать участие в погранпредставительских встречах. Это мероприятие особое, регламентированное целым пакетом документов, международных соглашений, инструкций. На таких встречах решаются вопросы по поддержанию пограничного режима, режима границы, обеспечения обозначения границы на местности, передачи нарушителей границы – много там всего. 

Те, кто принимал участие в такой деятельности с пограничной охраной НОА Китая, несомненно, сталкивались с навязчивыми вопросами коллег с той стороны о том, куда ушел той или иной начальник штаба, в какое место переведен начальник заставы (отделения), где сейчас находится «наш старый друг» Иванов, Петров, Сидоров.

Если Вы офицер Пограничной службы и столкнулись с таким поведением китайских офицеров, не сомневайтесь – вас рассматривают как источник для пополнения базы данных  Отдела по внешним связям Главного политического управления ГШ НОА Китая (ОВС ГПУ ГП НОА Китая). При этом сами Вы им пока не интересны – в поле зрения этого органа попадают только те, кто имеет перспективы для значительного служебного роста. 

На местах эта работа была организована с позиций  политических органов  военных подокругов и входящих в их состав пограничных полков. Возглавляют политические органы так называемые политкомиссары, персоны весьма важные, куда важнее командира того же пограничного полка. У нас их убрали 9 октября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии». В Китае их оставили, и они здравствуют по сию пору, бдительно бдя (иначе не скажешь) за политическим здоровьем командного состава. Полномочий у них вагон. Политработа, контрразведка в войсках, кадры, идеология, и как теперь мы с вами знаем – стратегическая политическая разведка, нацеленная на низовом уровне на отслеживание персоналий. Страшные люди, не по одному они прошлись могучим катком, поэтому не позавидуешь командирам полков, бригад, дивизий, командующим корпусов и армий – над всеми ними недремлющее око китайского политического Саурона. Иначе нельзя, вдруг командир повернет оружие против компартии? 

ОВС ГПУ ГП НОА Китая зачастую работает не под своим (вполне нейтральным) названием. В качестве прикрытиях работы сотрудников этой спецслужбы выступают:

- Китайская ассоциация международных дружественных контактов,中國國際友好聯絡會 (China Association for International Friendship Contact).

- Общество продвижения китайской культуры, 中華文化促進會,(Chinese Culture Promotion Society).

Два этих замечательных субъекта, выступающих в роли общественных организаций, дают китайской разведке прекрасную возможность собирать сведения о руководителях органов иностранных государств самого разного уровня, не брезгуя при этом ничем. Китайская разведка – огромный невод, и в него попалась не одна золотая рыбка, потому что он, в отличие от пушкинской сказки, заброшенный однажды не вынимается никогда – только успевай подбирать. 

Ну да оставим наши реалии, и вернемся к излюбленному нами Тайваню, против которого работает шанхайский филиал ОВС ГПУ ГП НОА Китая. База данных филиала оцифрована и постоянно пополняется сведениями о старших офицерах в звании не ниже полковника. Необязательных сведений нет – в досье вносится все, что удается получить, все подвергается разбору и анализу, все учитывается и обрабатывается. Конечная цель такой работы – вербовка, причем вербовка безотказная, гарантированная. 

Некоторые руководители ОВС ГПУ ГП НОА Китая заслуживают более пристального внимания – и мы с вами им его уделим. Их биография более чем наглядно покажет нам с вами направленность работы возглавляемой ими в разные времена спецслужбы:

Итак, генерал-майор Ян Сыдэ. Его жизнь вообще тема для отдельной книги, в которую вошли бы и революционные подвиги, и войны, и унижения во времена «культурной революции» - богатой на события была жизнь этого деятеля. Нам с вами он интересен тем, что занимал должности заместителя начальника ОВС ГПУ НОА Китая, по совместительству был начальником провинциального гуандунского ОВС, заместителем политкомиссара Фучжоуского военного округа, то есть прошел весь путь политической разведки от начала и до конца. 

Апофеоз карьеры – должность начальника ОВС ГПУ НОА Китая.  

Есть и еще одна страница в его биографии, не менее интересная, нежели все его грандиозные посты. С июля 1946 года этот человек возглавил военную контрразведку Восточного военного округа и жестоко преследовал противников всеми доступными средствами, активно ведя  разведку и контрразведку одновременно.  

В мае 1986 года пилот тайваньской авиакомпании «Чжунхуа» совершил намеренную инициативную посадку пилотируемого им самолета  на территории КНР, в аэропорту г. Гуанчжоу. Заметим, что совершен этот акт был тогда, когда Тайвань придерживался в отношении коммунистического Китая политики «трех нет» - нет контактам, нет переговорам, нет компромиссам. Эту политику ввел Президент Республики Китай (Тайвань) Цзян Цзинго после того, как США в 1979 году установили с Тайванем официальные  дипломатические отношения.

Посадка самолета создала инцидент, который надо было решать, а в условиях описанной нами политики это было крайне затруднительно. 

Угадайте, кому поручили решение этой щекотливой задачи? 

И ведь решена была задача, и политика непримиримости была повержена, и зашевелились после этого контакты. Операция влияния на уровне Гитлера, который был, как известно мастером таких провокаций. Встречи проводились на нейтральной территории, в британском Гонконге, и планировались самим Ян Дэсы. Злые языки утверждали, что тайваньский пилот, посадивший самолет, был завербован самим Ян Дэсы еще в детском возрасте. Если это так, остается только снять шляпу. 

Благодаря активной деятельности Ян Дэсы коммунистам удалось также  решить вопрос о прекращении военного противостояния, двусторонней  враждебной деятельности и враждебных информационных операций. 

При этом переговоры в больше части велись опосредованно, через тайные и тщательно законспирированные каналы связи,  которые обеспечивал – вы не поверите (!) – Ли Дэнхуй, председатель Гоминьдана с 1988 по 2000 год. 

Именно Ян Дэсы запустил процесс, который привел позже коммунистов и республиканцев  к консенсусу 1992 года - признанию двумя сторонами единства и единственности Китая.

Е Сюаньнин – ну кто в Китае не знает Е Сюаньнина! Второй сын маршала Е Цзяньина, китайского политического деятеля, маршала КНР, председателя Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей в 1978—1983 гг. депутата ВСНП, члена ЦК КПК 7-8-го созывов, члена Политбюро ЦК КПК 9-го созыва, члена Посткома Политбюро, зампреда КПК 10-11 созывов.

Е Сюаньнин стал руководителем ОВС ГПУ НОА Китая в 1990 году. Именно он стал автором новой «крыши» своей спецслужбы – ее роль тогда выполнял китайский концерн «Кайли», в котором Е Сюаньнин занимал должность председателя совета директоров. В этом качестве сын маршала неоднократно побывал на Тайване, лично получив ряд ценной информации о персоналиях в частности и обстановке в целом. 

Е Сюаньнин известен также как «командующий стражи в парчовых одеждах» (была в древнем Китае такая жуткая тайная служба императоров династии Мин, основанная в 1382 году императором Чжу Юаньчжаном). Именно при Е Сюаньнине четко обозначилась еще одна ключевая задача ОВС ГПУ НОА Китая – тотальный политический контроль над руководителями партии, органов власти и армии. 

Е Сюаньнин лично  избрал и своего преемника – им стал Синь Ци. 

Cинь Ци – мозговой центр, интеллект, мастер стратегии и тактики одновременно. Именно он являлся автором плана по запугиванию Тайваня военными приготовлениями в 1995 году, после того, как Ли Дэнхуй вопреки договоренностям посетил с визитом США. Тогда чуть не всю страну поставили под ружье, отработав одновременно планы по мобилизации. С 2000 года Цинь Ци неоднократно сопровождал должностных лиц ВСНП в поездках на Тайвань, неоднократно вступал в контакты с должностными лицами тайваньской администрации. Его перу принадлежит значительная часть принятого в 2005 году «Закона КНР о предотвращении раскола страны».

Вот такие вот внешние связи, вот такие вот персоналии. С учетом современных особенностей положения, ОВС ГПУ НОА Китая занимает одно из главенствующих мест в системе разведывательного сообщества и неукоснительно решает задачи всеми доступными средствами и способами. Отметим попутно, что эта спецслужба менее всех остальных подверглась реформированию и пресловутой  критике со стороны Си Цзиньпина.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded