Categories:

Легенды и предания о святых даосах. Высокочтимый Небесный Владыка Добродетели.

Широко известный в Китае и далеко за его пределами человек по имени Лаоцзы, он же Ли Эр. Сведущие в истории, несомненно, знают этого выдающегося китайского философа и мыслителя древности. Написанный им трактат «Даодэцзин» был первым логически законченным философским трудом в истории Китая. 

Но помимо выдающихся человеческих качеств, этот персонаж занимает также видное место в пантеоне даосских божеств под именем Верховный Достопочтенный Владыка Лао, будучи отнесенным, таким образом, к высшей категории в даосской иерархии.

Каким же образом связаны Высокочтимый Небесный Владыка Добродетели и Верховный Достопочтенный Владыка Лао? Какие неисповедимые пути привели мудреца из мира людей на вершины власти и могущества мира даосов? Чтобы узнать все обстоятельства этой истории, мы пустимся с вами в путешествие по стране легенд и преданий.

Как мы уже знаем, в миру Лаоцзы носил фамилию Ли, имя Эр. Он родился в царстве Чу, и его мать вынашивала его восемьдесят один год. Сам по себе этот факт уже говорил о великом будущем появившегося на свет таким чудесным образом ребенка. Необычным было также то, что родился Лаоцзы из подмышки матери под деревом сливы. Так как в чреве матери он пробыл достаточно долгое время, то сразу после рождения уже мог ходить и говорить, поэтому сразу после рождения он спросил у матери о своем имени и фамилии. Мать еще не успела ответить ему, когда «старый ребенок» (именно так переводится его общеизвестное имя - Лаоцзы) торопливо сказал: 

- Ведь я родился под сливовым деревом, поэтом пусть моей фамилией будет Ли (по-китайски одно из значений слова «ли» - слива). 

Очевидно, что долго, очень долго пробыл Ли Эр в утробе матери. Теперь он говорил без остановки, без умолку. Прослышавшие о чуде любопытные люди навестили его семью, желая посмотреть на чудесно рожденного старого младенца, и какое же зрелище предстало их глазам? Уши младенца были гораздо длиннее и больше, чем у обыкновенных людей, волосы совершенно седые, а кожа пожелтевшая, как у старика, весь лоб в глубоких мелких морщинах - ни дать ни взять древний старик. Но более всего поразило людей то, что глаза у старого младенца были квадратные. В шутку, в большей части за больше уши, люди и прозвали старого малыша Ли Эр («Эр» по-китайски ухо). Младенец, однако, не обиделся, и сказал: 

- Через уши к людям приходит мудрость и знания, пусть зовут меня так. 

В Китае до сих пор существует традиция давать ребенку второе имя, это делается для того, чтобы сбить с толку злых духов и обезопасить его от козней злых сил. Поэтом второе имя Ли Эра так и осталось Лаоцзы – старый ребенок. 

Младенец в возрасте стал темой для разговоров всех людей, имевших возможность проводить время за чашкой чая. Постепенно слухи о Лаоцзы, который сразу после рождения начал говорить и ходить и имел необычайную внешность, распространились по всей Поднебесной. Множество людей устремились в родную деревню Лаоцзы, желая собственными глазами увидеть чудо. 

Среди любопытствующих был и Конфуций, который также не смог удержать своего любопытства и пришел к нему пешком не только посмотреть на диковинного ребенка, но и поспрашивать, поучиться возможной мудрости.

Обе причины визита Конфуция Лаоцзы чудесным образом знал загодя, но решил уважить знаменитого ученого и книжника, и не отказал ему в посещении. Предостерегая и наставляя Конфуция, он сказал только: 

- Пусть ты очень умен и сведущ в науках – не показывай этого людям и прикидывайся глупым неучем. Бери пример с богачей – самые богатые из них никогда не показывают другим свое богатство и живут скромнее, чем могли бы себе это позволить.

Конфуций сказал в ответ: 

- Пусть я знаю, что птицы могут летать, рыбы плавать, а животные бегать, но я не располагал знанием, где находится дракон. А сегодня я воочию узрел дракона среди людей!

Такой разговор состоялся между Лаоцзы и Конфуцием.

В силу своих невероятных способностей, Лаоцзы в последующем служил при дворе династии Чжоу, но ясно видел ее упадок, и решил отправиться в путешествие в западные страны, решив проехать через заставу Ханьгугуань. 

Как раз в это время, приблизительно в 516 году до н.э. при дворе государя царства Чжоу вспыхнули беспорядки, что ускорило отъезд Лаоцзы. Оседлав синего быка, он отправился в путь. По дороге он видел разрушенные деревни и заброшенные поля, и сердце его наполнилось скорбью. 

Чиновник, отвечавший за управление заставой Ханьгугуань, был некий Инь Си, с детства интересовавшийся астрологией и географией. Однажды вечером он в одиночестве поднялся на высокую башню и стал наблюдать за звездным пространством. Неожиданно для себя он заметил на востоке фиолетовое облако длиной около тридцати тысяч ли, формной напоминавшее огромного, парящего в небе дракона, стремительно двигавшегося на запад. 

- Не знак ли это прибытия к нам великого мудреца? - подумал про себя Инь Си и накрепко запомнил это явление. Он поручил своим подчиненным усилить контроль за проезжающими через заставу людьми и докладывать ему обо всем необычном, что произойдет, не решаясь после произошедшего ослабить внимание хоть бы на миг.

Так в хлопотах пришло 12 июля. День подходил к концу, солнце склонялось к закату, как вдруг яркое золотое свечение наполнило обозримую от заставы местность. Потом заходящее солнце вновь стало светить как днем, отогнав наступающую тьму. Ин Си заинтересовался необычным явлением, и он, припомнив предыдущее видение, обратил с башни свой взор на восток.

Та самая башня
Та самая башня

Ничего не обычного не происходило в той стороне, только караван устало двигался по направлению к заставе. А в составе каравана, среди прочих, на синем быке восседал странного вида старец. 

Инь Си, как и многие другие, был наслышан о Лаоцзы, и сразу понял, кто прибыл в государство Цинь. Он сбежал с башни и низко поклонился перед синим быком, воскликнув при этом прерывающимся от радости голосом: 

- Удачлив и везуч Инь Си, сегодня он повстречал великого мудреца!

Лаоцзы, сидя на быке, отвечал ему: 

- Я бедный старец, для чего отдавать мне такие почести и утруждать себя? О чем великий начальник хотел бы поговорить со мной? 

- Вы известный в миру святой подвижник и мудрец -, отвечал Инь Си, - А я бесталанен и глуп. Но прошу Вас остаться у меня на несколько дней, дав мне, недостойному, поучиться у Вас способам самоусовершенствования.

Лаоцзы по достоинству оценил искренность и почтение Инь Си и остался на несколько дней на заставе Ханьгугуань, обучая Инь Си и отвечая на его вопросы. Перед отъездом он взял в руки кисть, написал трактат «Даодэцзин», составивший всего пять тысяч иероглифов. Он подарил его чиновнику Инь Си.

Распрощавшись с Инь Си, Лаоцзы покинул Ханьгугуань и отправился дальше на запад. Чем дальше он ехал, тем легче и невесомее становилось его тело, и наконец, добравшись до гор Куньлуня, он вознесся на небо.  На заставе Ханьгугуань давно не получали известий о Лаоцзы, и стали забывать о его визите, когда нашелся человек, сообщивший им о том, что Старый Младенец вознесся на небо и стал святым сянем. 

Чжан Лин получает знания от Лаоцзы
Чжан Лин получает знания от Лаоцзы

Но это только одна из причин обожествления Лаоцзы. В соответствии с историческими хрониками, превращение Лаоцзы в божество началось с династии восточная Хань. По преданиям, некто Чжан Лин создал новую религию, получившую название  «Удоуми» («Пять ковшей риса»). Тогда большое распространение в Китае получил буддизм, и новое верование имело мало поклонников. Чжан Лин пустился в раздумья, каким образом ему поднять статус верования, и пришел к выводу, что ему необходимо объединиться с Лаоцзы, объединив его имя со своей религией.

А почему, собственно, с Лаоцзы? Почему не с Конфуцием, не с Моцзы, другими видными философами того времени? 

Тому было, как мы далее увидим, две основных причины.

Первая из них заключалась в том, что Лаоцзы пользовался чрезвычайной популярностью в народе, а также был видным философом и ученым того времени. Его популярность позволяла значительно сократить расходы на пропаганду своей религии.

Вторая причина заключалась в том, что любая религия, даже самая мистическая, должна преследовать определенные цели, только тогда она может развиваться, привлекать новых сторонников, расти и крепнуть. В даосизме такими целями, как мы знаем, являлось достижение равновесия в мире через недеяние и обретение бессмертия. «Даодэцзин» Лаоцзы изобилует мистическими терминами и понятиями, глубоко научными и философскими даже для нашего времени, не говоря уже о глубокой древности. Таким образом, было найдено научное обоснование для продвижения верований «Удоуми». И таким образом старец Лаоцзы превратился в Верховного Достопочтенного Владыку Лао, а трактат «Даодэцзин» стал библией для приверженцев этой религии.

Но Рим не стразу строился, а влияние буддизма не снизилось сразу после обожествления Лаоцзы. Так родилась легенда о том, как Лаоцзы совершил путешествие в Индию и обратил индусов в даосизм. 

Итак, по версии этой легенды, выехав с заставы Ханьгугуань, Лаоцзы, как мы знаем, отправился дальше на запад. Нежданно-негаданно в ходе долгого путешествия он достиг Индии, которая поразила его бедностью простых людей, ежедневно недоедающих. Он решил остаться тут и учить людей истинному дао. Со святыми даосскими божествами всегда так, ну не могут они пройти мимо человеческих страданий. Постепенно проповедуемые им истины стали более популярны, чем буддизм, даосизм стал государственной религией Индии. 

Искушенные в истории люди, несомненно, знают, что буддизм зародился гораздо раньше даосизма и имел уже тогда более прочные позиции. Так что в этом случае легенда об обращении индусов ясно говорит нам об агрессивных амбициях даосов касательно распространения своей религии. 

К моменту появления этой легенды Лаоцзы уже не был просто мудрецом, он был божеством, Верховным Достопочтенным Владыкой Лао и проживал на небесах. И все-таки истинный расцвет популярности Лаоцзы связан с другим историческим персонажем.

Ли Юань, китайский император, основатель династии Тан, фактически отобравший у двоюродного брата власть над Поднебесной, постоянно опасался утратить власть. Ведь на самом деле он происходил из семьи мелких финансистов и пришел к власти не совсем законно. 

Привлечение на свою сторону самых известных людей Китая не давало желаемого результата. И тогда на свет снова вышел Лаоцзы, чудесным образом превратившийся в божественного предка Ли Юаня. Родственная связь была абсолютно недоказуема, утверждения о ней были вздорны и абсурдны, и, тем не менее, это дало желаемый результат, тем более что даосизм тогда был объявлен государственной религией. 

И по сей день, мы можем увидеть в даосских храмах и кумирнях изваяния Лаоцзы, перед которым почитатели верующие ежедневно воскуривают благовония в надежде получить сокровенные знания, защиту и поддержку.

Так Лаоцзы, возможно сам того не желая, стал не только одним из самых известных мудрецов Китая, но и популярнейшим божеством даосизма. 


Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded