Category:

Второй эпизод. Введение. Опиумная война.

1840 год вошел в историю Китая началом опиумных войн, ознаменовавших начало современной истории Поднебесной. Эти войны показали несостоятельность и позорную слабость маньчжурской власти, ознаменовали ее неминуемое падение. Они же стали основной причиной пробуждения страны – ведь результатами этих поражений стало в конечном итоге то, что мы называем «Экономическим чудом Китая». 

Агрессия иностранных держав вызвала небывалый подъем самосознания простых китайцев, и без того находившихся под пятой завоевателей-маньчжуров. Переплетение многочисленных факторов, противоречий, вызванных опиумными войнами, стало причиной оживления деятельности тайных обществ Китая, основу которых, как мы теперь с вами знаем, составлял бродячий люд. 

Вкратце расскажем про первую опиумную войну.

Первая Опиумная война 1840-1842 годов велась Великобританией против Империи Цин. Предпосылками войны был перекос торгового баланса между этими странами в пользу Китая, причиной которого являлась китайская политика ограждения империи от иностранного влияния. Товаром, который пользовался в Китае спросом и мог выровнять торговый баланс, принося англичанам огромную прибыль, был опиум, однако его продажа запрещалась императорскими декретами.

Контрабанда опиума продолжалась несколько десятилетий, пока в 1830-ых годах цинский Китай не попытался жёсткими мерами положить ей конец. Проводя политику по защите китайского рынка от наркотиков, в декабре 1839 года император закрыл рынок страны всем коммерсантам и контрабандистам из Англии и Индии, что привело к объявлению Великобританией в апреле 1840 года войны Империи Цин. 

В ходе войны английские войска продемонстрировали значительное превосходство своего флота и артиллерии, высокую манёвренность и организацию. Китайские войска, в том числе и элитные маньчжурские отряды, не смогли оказать серьёзного сопротивления, что было вызвано недостаточным владением артиллерией (особенно полевой), слабостью общевойсковой подготовки и низким моральным духом армии. Большинство крупных сражений в ходе войны происходили при относительно небольших потерях со стороны англичан убитыми и ранеными - более значительные потери последние несли от жаркого климата и тропических болезней.

В конце лета 1840 года английские корабли оказались в непосредственной близости от Пекина. Император Айсиньгёро Мяньнин, правивший тогда под девизом Даогуан, согласился на переговоры и принял условия англичан, которые возвратили корабли на юг. В декабре 1840 года император изменил своё решение и двинул против англичан новые силы. Войска Великобритании нанесли ответный удар, и наместник, вопреки воле императора, выполнил английские требования, в том числе передал под английскую корону остров Гонконг. Боевые действия продолжались до мая 1841 года, когда после разгрома китайского флота было заключено перемирие.

Результат опиумных войн известен практически каждому, кто немного знаком с историей Азии. Англия оккупировала Сянган (Гонконг) и фактически заставила цинское правительство открыть недоступные ранее для торговли Гуанчжоу, Сямэнь, Фучжоу, Нинбо, Шанхай. 

Из этих пяти городов Шанхай очень быстро занял лидирующее положение по объемам товарооборота – в силу своего географического положения и относительной развитости. Гуанчжоу заметно уступал Шанхаю, а Сямэнь превратился в центр узаконенной и страшной работорговли – продажи китайцев в качестве рабочих за рубеж. Нинбо и Фучжоу и вовсе не играли какой-либо роли в этих процессах и стали объектом для деятельности католических, протестанстских и иезуистских миссий. 

Рост роли Шанхая в новой экономике стал причиной разрушения торговых путей Гуанчжоу с Хунанем, Цзянси, Фуцзянем и целым рядом других регионов Китая. Носильщики, караванщики, матросы речных перевозок и все, кто ранее обеспечивал логистику, в течение нескольких месяцев остались без работы.

Надеюсь, читателю, знакомому с первой книгой, не нужно объяснять, в каком направлении пойдут оставшиеся без работы люди и какой путь они изберут. 

Открытие портовых городов Китая для иностранных государств привело к бурному росту объемов внешней торговли. Торговые флоты западных держав, пользуясь удобным случаем, полностью монополизировали рынок товарных перевозок. Многотоннажные корабли этих флотов и флотилий, заходя в бухты и заливы, фактически уничтожили традиционные для китайских рыбаков места рыбного лова и сбора раковин, жемчуга и морской капусты. 

Оставшиеся без источников доходов жители прибрежных районов, чтобы хоть как то сводить концы с концами, нанимались на иностранные торговые суда лоцманами, матросами, поварами. Но капитаны кораблей соглашались принимать китайцев только за еду и одежду, не платя за тяжелую работу никаких денег. 

И жители прибрежных районов шли вслед за носильщиками, караванщиками и матросами Гуандуна.

Китай издавна славился своей текстильной промышленностью. Знаменитый Сучжоу-Сунцзянский производственный район гордо носил титул 衣被天下 - «одевающего всю Поднебесную». И сюда иностранцы протянули свои руки – получение через продажных цинских мандаринов разрешения на беспошлинный ввоз текстиля зарубежного производства попросту обвалил китайский местный рынок. 

Новая партия безработных – ткачи – последовала за рыбаками и носильщиками. 

После поражения в опиумных войнах объемы поставок опиума в Китай возросли с тридцати тысяч ящиков до пятидесяти – шестидесяти тысяч ящиков. Расчеты с англичанами цинское правительство вело серебром, которое утекало в карманы английских купцов. Результатом такой торговли стал дефицит серебра и его подорожание более чем вдвое. На китайцев свалилось дополнительное налоговое бремя, выросшее по сравнению с периодом до опиумных войн более чем на 50 %.

Не будем забывать и о военных расходах англичан, и о контрибуциях, которые экономные и прагматичные сыны Альбиона предъявили в виде счета цинскому правительству. А то, недолго думая, переложило эти хлопоты на плечи китайского простонародья. 

Экономика Китая вместе с неважным благосостоянием населения издали заметный хруст. Тысячи людей, оказавшихся не в состоянии заплатить по непомерным счетам, двинулись за ткачами, рыбаками и носильщиками. 

Опиумная торговля не только одурманила китайский народ и подорвала его здоровье и благосостояние. Отравленным в результате оказалось все китайское общество. Многие из носильщиков и караванщиков Гуандуна подались в торговцы опиумом, фуцзяньские моряки охотно нанимались в конвои охраны судов, перевозивших опиум. Стихийно возникали преступные кланы и тайные организованные преступные группировки. В Фуцзяне была отмечена кровавая деятельность  общества «Красный союз» (紅會), который промышлял грабежом (!) караванов с опиумом, следующих по сухопутью в другие регионы страны. Деятельность этого союза впоследствии перекинулась в Гуандун, бродячий безработный люд которого добавил своего криминального содержимого в и без того ужасающую практику опиумного бандитизма. 

Награбленный опиум бандиты преспокойнейшим образом сбывали потом в Цзянси, на одной из официальных правительственных перевалочных баз. Маньчжурское правительство (!) боялось их и ничего не могло поделать с беспределом на караванных опиумных путях.

И такой союз был не единственным – безработные бродячие торговцы, ткачи, ремесленники, рыбаки, моряки очень быстро смекнули выгоды коллективного организованного разбоя. Волна преступности захлестнула юг Китая. 

Думаете, список пополнивших ряды банд и преступных кланов на юге Китая на этом завершен? 

Как бы не так!

По одному из условий навязанного англичанами после опиумных войн мира, цинское правительство обязано было сократить свои вооруженные силы! Так сформировалась еще одна волна неприкаянных бродяг – ставшие ненужными солдаты, обучавшиеся военному делу и умеющие обращаться с оружием. 

Банды солдат и дезертиров особенно отличились в провинции Гуанси, население которой буквально стенало от бравых вояк, не брезговавших ни женской плотью, ни деньгами, ни одеждой, ни опиумом. А знание тактики боевых действий делало такие банды серьезной угрозой правительственным войскам, не говоря уже о провинциальном ополчении. 

Нет необходимости подводить какие-либо итоги. Поражение цинского Китая в опиумных войнах привело к хаосу и преступному беспределу. Китайское общество поразил невиданный доселе кризис безработицы, по стране бродили многочисленные банды бывших торговцев, ткачей, ремесленников, рыбаков, моряков, и даже солдат. 

Но самое главное – страна была поражена ядом опиума, торговля которым развратила трудолюбивых людей и превратила их в отщепенцев. 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded