Categories:

Список «Морского дна»

Список «Морского дна» - важнейшее свидетельство власти патриархов китайского преступного мира – как пресловутый «общак» для отечественных преступных сообществ. Занимавший ранее важное место в атрибутике триад «Жезл головы дракона» - по преданиям им должен был обладать глава преступного сообщества -  канул в небытие, эта важная ранее традиция отмерла, от нее остался только традиционный речитатив в некоторых редко проводимых ритуалах. «Трон председательствующего» - по традиции на нем иногда в особых случаях восседает переговорщик во время выборов «четыреста восемьдесят девятого». От всего этого остались только малозначащие символы, не несущие за собой признаков реальной власти и всемогущества. 

О списке «Морского дна» имеются давние исторические записи. Некогда эти списки не только содержали перечень имен, в нем фиксировалась повседневная деятельность организации, также он включал в себя правила поведения и этикета членов «Хунмэнь», а также ритуализированный устав. Таким образом, список «морского дна» выполнял две важные задачи: летописную и нормативную. В целях конспирации список имел дополнительные кодовые названия - «Безрукавка» и «Драгоценность обмену не подлежит». Эти названия также имеют свою историю, которая будет упомянута чуть ниже.

Разумеется, список держался в глубокой тайне, так как раскрытие информации, содержащейся в нем, могло серьезно навредить влиятельным людям. Зачастую сотрудники так называемых «дисциплинарных частей» (Полицейское управление Гонконга и независимая комиссия по борьбе с коррупцией правительства Гонконга – в этих подразделениях повышенные требования к дисциплине) сами не были заинтересованы в добывании и рассекречивании списка, так именно их имена были в него включены.

Исторически достоверные источники говорят нам о том, что список «морского дна» появился практически вместе с созданием «Хунмэнь» при участии известного в Азии пирата Чжэн Чэнгуна (Коксинга) после победы над голландцами на Тайване.  Чжэн Чэнгун основал храм Ясной Дали (Минъюаньтан) и написал списки своих соратников, что и считается отправной точкой в истории «Хунмэнь». 

После смерти Чжэн Чэнгуна список передавался по наследству как реликвия, однако наступил момент, когда цинские войска атаковали Тайвань и потомки Чжэн Чэнгуна, опасаясь возможности захвата списка, утопили его в море, чтобы никто не смог его обнаружить. В конечном итоге список был сохранен, равно как и жизни борцов антиманьчжурского движения. Именно отсюда идет название документа – список «морского дна». 

Через 160 лет после описанных событий, один рыбак из приморской провинции Фуцзянь по имени Шань Цзай («Безрукавка»), во время лова рыбы нежданно-негаданно выловил список «морского дна» - автор тут не при чем, легенда отражена практически слово в слово. Так благодаря рыбаку список снова появился на свет, и его имя и фамилия стали вторым нарицательным названием этого важного документа. Через много лет список «морского дна» вновь попал в руки членов Хунмэнь, которые, дабы подчеркнуть ценность и важность списка, дали ему третье имя - «Драгоценность обмену не подлежит».

В девяностые годы прошлого столетия один из действующих «председательствующих» Гонконга принял решения перевезти святыню в провинцию Гуандун, что и было успешно сделано одним из его доверенных лиц. С этого момента список «морского дна» никто не видел, он считается пропавшим.

Фрагмент "Морского дна"
Фрагмент "Морского дна"

И тем не менее сведения о нем всплывают время от времени. Одно из последних упоминаний о нем связано с кубинской китайской диаспорой, члены которой утверждали, что список теперь находится у них. Ну что же, все может быть...

Китайская полиция в равной мере активно и безуспешно вела поиски этого важного документа. Однако безрезультатность поисков все-таки принесла свои плоды. По оперативным данным, добытым в ходе кропотливой работы, было установлено, что похороны авторитетов китайского преступного мира проходят при соблюдении одного древнего обряда, в соответствии с которым люди, пришедшие на похороны, помимо погребальных венков и традиционных ритуальных денег обязаны расписаться по кругу на «луньбо» – некоем ритуальном предмете в форме диска. Эти «луньбо» и стали предметом устремлений органов по борьбе с организованной преступностью, так как с их помощью можно было получить сведения о лидерах и участниках преступных синдикатов. В конечном итоге членам «Хунмэнь» стала известна тактика полиции, традиция «луньбо» была отменена в целях собственной безопасности китайских гангстеров.

Один китайский автор отметил, что многовековые традиции, связанные со списком «морского дна» и «луньбо» усилиями полиции превратились в предмет воспоминаний, как для правоохранительных органов, так и для членов «Хунмэнь». 

Так ли это? 

Наверное, не так. 

Есть основания полагать, что список «морского дна», который помимо ценности криминальной теперь уже представляет ценность историческую, сохранен и хранится у нового достойного хранителя, пополняясь новыми именами и данными, актуализируясь и становясь все ценнее. В современном Китае, где коррупция всеобъемлюща, особенно в южных провинциях, сохранить такой документ гораздо легче, чем в Гонконге, который с момента передачи его КНР с 1997 года отличает жесткий полицейский режим и борьба с инакомыслием. Опять же, хранение документа, скорее всего, имеет своей целью поддержание традиций, духа истинного «Хунмэнь», члены которого смеются над полицией, дурачат ее и остаются героями. Такие моменты облегчают вербовку новых «сорок девятых» и «синих фонарей», овевает преступный промысел романтикой – и цели благородны, и история за плечами дай бог какая. В реальности список наверняка оцифрован, закодирован и пополняется из нескольких мест одновременно, благо технологии позволяют. И совещания с участием «голов дракона» и «маршалов второго пути» не отменены. Можно быть совершенно уверенным, что они проводятся, проводятся там, где их труднее всего отследить – в Париже, Милане, Санкт-Петербурге, Праге и Венеции, Лондоне и Квебеке, Москве и Сингапуре. 

У современного «Хунмэня» нет надобности бегать от полиции по крышам, благо нынешние китайские банкиры, дельцы и воротилы Тайваня, Сингапура, Канады, США в большинстве своем давно и прочно являются членами законспирированных преступных организаций. Они, разумеется, проводят свои мероприятия при закрытых дверях, но абсолютно легально - в офисах, в отелях и ресторанах в комфортабельных условиях, в ходе деловых встреч, раутов, переговоров и т.д. 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded