Category:

Цинбан. Организация и внутренние правила (1).

Итак, теперь мы с вами знаем, что «Цинбан»по своей сути - результат деятельности гильдий моряков речного транспортного флота. Что же представляла из себя эта организация изнутри?


Китайский историк Чэнь Вэньшу весьма своеобразно описал существующую в среде моряков иерархию. Обратимся к первоисточнику:

«В речных перевозках порядок следующий - старший гильдии (幫官) нанимает матроса (運丁), который контролирует моряков (水手)….Возраст матросов, их фамилии и имена вносятся судовую книгу, после внесения в список им выдается поясной жетон (腰牌). По всем вопросам моряк обращается к военному чину знаменных войск на корабле (旗丁). Если он не может ответить на вопрос - моряк должен обратиться к кормчему (舵工). Не знает кормчий - обращайся к подрядчику (представителю подрядчика) (攬頭). Подрядчик, он же наемщик (荐頭) - старший на корабле, иногда даже на флотилии. Помимо подрядчика, на судне имеется еще двое (неформальных руководителей, прим. авт.). Одного из них именуют «старый аист» (老鸛), на деле он начальственный над моряками человек (老官), он представляет скит, поэтому его еще называют «старый скит» (老庵). Второго из них почитают, как «уважаемого учителя» (拜師), он же зовет моряков братьями. Он прозывается также «новый скит» (新庵), иногда его зовут «скит Паня» (潘庵), по фамилии основателя скита».

Далее у Чэнь Вэньшу идет интересная фраза, приведу ее отдельно:

«Последователи Вэна и Цяня следуют своей религии, не принимают в свою среду преступников и негодяев, они строго чтут правила. Это и есть «старый скит». Последователи Паня, напротив, привержены вину и разврату, не признают никаких запретов, и многих это привлекает. Сластолюбивые мошенники, пройдохи и плуты, они давно превратились в разбойников, лишающих людей жизни. Последователи «старого аиста» лучше последователей «уважаемого учителя».

Из этого отрывка мы можем четко проследить наличие двувластия на корабле: власть государства в лице подрядчика, и власть «Цинбана» в лице двух неформальных лидеров. Причем двувластие это явно склонялось в сторону «Цинбана» - на их стороне была организация и монополия на право перевозок, они диктовали правила игры, управляя многочисленными братствами моряков.

Как мы знаем центром, или если угодно штабом «Цинбана» после разрушения маньчжурами скитов стало «Судно благовонного огня». Капитан этого корабля был лидером всего «Цинбана» - «главой семьи» (當家).

Поскольку общины Вэна, Цяня и Паня имели свои влиятельные баны-ответвления, постепенно лидеры этих банов обзавелись своими представителями на «Судне благовонного огня». Из истории известно о присутствии на корабле «депутатов» как минимум от двенадцати банов.

«Судно благовонного огня», «корабль старого храма», «судно великого спокойствия» - все это суть названия одного и того же судна - первого флагмана «Цинбана». Однако вскоре разные ответвления этой организации также обзавелись подобными плавучими штабами. Так, бан Цзянхуай имел свое «судно благовонного огня», «корабль старого храма» а также и четыре (!)«судна великого спокойствия». Аналогичная ситуация наблюдалась и в других гильдиях-банах моряков.

Так «Цинбан» начал дробиться на относительно самостоятельные кланы и подкланы со своими лидерам и главарями. Ханчжоуский бан располагал тридцатью пятью кораблями различной степени оснащенности, два из которых относились к скиту Вэна, девять - к скиту Цяня, двадцать четыре - к скиту Паня.

Постепенно «Цинбан» стал проникать в гильдии речников других провинций с внутренними водными артериями-реками и каналами - Цзянси, Хунань, Хубэй, Гуандун и Гуанси, Шаньдун были охвачены «Цинбаном» практически полностью.

Решающее значение в этом сыграла, несомненно, гильдия матросов-речников Чжэцзяна. Она служила образцом, с нее, как с модели, копировали внешний облик и внутреннее устройство.

Внутреннее устройство, раз уж мы о нем заговорили, было крайне сложным, но основа везде была одинакова - жестко определенная иерархия старших и младших. Культ предков был в основе любого тайного общества, и «Цинбан» не был исключением - поклонение предыдущим поколениям водилось в абсолют.

Работая с материалами по «Цинбану», исследователь, владеющий языком, неминуемо наткнется на выражения типа «двадцать четыре предыдущих поколения», «двадцать четыре последующих поколения», «двадцать четыре продолжающих поколения».

Нижеследующая табличка демонстрирует эти поколения:

Первая строка озаглавлена двадцать четыре предыдущих поколения» (前二十四代). Фраза примерно переводится как «чистая добродетель, писаный буддийский закон, истинная природа, посланец полного прозрения полное понимание».

Ох и поломал же я голову над этими поколениями!

Что это - система званий в «Цинбане», зашифрованные антицинские лозунги или описание процедуры вступления в «Цинбан»?

Истина оказалась и прозаичнее и сложнее - это просто зашифрованный список фамилий патриархов «Цинбана». Для ясности разберем сочетание первых четырех иероглифов:

   Так, иероглиф (чистый, ясный) в первой строчке указывает не на Ло Цина, как можно было бы подумать, а на его учителя Цзинь Чуня, о котором мы вскользь говорили в начале этой главы. Оказалось, что буддийское имя Цзинь Чуня - Цинъюань (清源 - «чистый источник»), отсюда иероглиф.

Логично в этом случае было бы предположить, что второй иероглиф в строке относится к Ло Цину. Так и есть - обозначает Ло Цина, причем принцип тот же - за основу взято буддийское имя Ло Цина  靜清 («спокойная чистота»).

Под иероглифом скрываются два высокопоставленных даоса. Генерал Лу Фэй, командующий провинциальными войсками в Цзянси, с даосским именем 道行, («следующий дао»), и Чжао Дагуань, советник по военным вопросам императора Чунчжэня, с даосским именем 道元 «совершенство дао». Прямой связи этих людей с «Цинбаном» и лоизмом я не нашел. Не исключено, что они принимали участие в боевых действиях вместе с Ло Цином или под его командованием.

Ну а под четвертым иероглифом зашифрована уже известная нам троица отцов-патриархов, и тут я впервые столкнулся с их полными именами: Вэн Янь (翁岩), Цянь Шэн (錢聖) и Пань Цин (潘清).

Нет сомнения, что остальные иероглифы также скрывают имена реальных людей, внесших свой вклад в развитие «Цинбана», но их, как правило, отмечают в фамильных списках уже больше ради порядка. Основными и наиболее почитаемыми считается указанная семерка.

Примечательно, что именные списки считались секретными документами и допуск к ним считался высшей степенью доверия в тайном обществе. Так, в ячейках «Цинбана», относящим себя к скитам Вэна и Цяня, лица, работавшие на транспортных судах в качестве императорских чиновников, могли быть приняты в тайное общество и охотно принимались, проходя при этом определенные процедуры. Но к спискам они не допускались - все помнили, что их связывает государственная служба.

Немного по-другому обстояло дело в организациях, причисляющих себя к скиту Паня - там принимали всех без каких-либо условностей, поэтому и состояли они, как правило, из обыкновенных моряков.

Естественно, что количественный и качественный состав у первых двух кланов «Цинбана» был мощнее и авторитетнее, позволяя им вести деятельность по многим направлениям без ущерба расшифровки и риска ареста.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded