Category:

«Хунмэнь» за пределами Китая

Среди хуацяо – китайских эмигрантов, проживающих за рубежом, существует довольно старая, упомянутая нами в начале книги пословица, которая гласит: «Хунмэнь появляется там, где появляются китайцы». 

Китайцы, как нами известно, в настоящее время появляются повсеместно. Многочисленные диаспоры в странах Юго-Восточной Азии, почти абсолютная «китаизация» канадских Ванкувера, Торонто и Квебека, многочисленные чайна-тауны в США, группы китайцев в России и странах СНГ. 

Исторически китайцы, уехавшие с родины на чужбину,  оказывались в руках трех сообществ, курировавших вновь прибывших эмигрантов. Эти организации никакого отношения к официальным властям стран не имели. Тем не менее, они пользовались у эмигрантов большим авторитетом. Однако в силу менталитета китайцев, два из этих обществ недоступны для разных категорий эмигрантов. 

Так, «Общество сородичей» (宗親會) ставило условием для вступления наличие предка (предков), то есть вступающий  должен был находиться в дальней или ближней степени родства с членами общины. Это общество всегда было малочисленным и крайне закрытым. 

Для вступления в «Общество земляков» (同鄉會)  требовалось происходить из определенной местности, владеть местным языковым диалектом, иметь хорошую репутацию.

Требования для вступления в «Хунмэнь» отсутствовали. 

Нетрудно догадаться, что именно ряды «Хунмэня» за рубежом пополнялись гораздо быстрее, чем у предыдущих двух организаций, что в конечном счете привело к разрастанию зарубежных филиалов этой тайной организации. 

История зарубежного, или как китайцы часто говорят «заморского» Хунмэня практически совпадает с историей «Хунмэня» оригинального, исконно китайского, так как многим членам «Хунмэнь» приходилось срочно менять место жительства и покидать страну в связи с преследованиями и репрессиями цинских властей.

Постер поныне действующей компании "Аромат орхидеи"
Постер поныне действующей компании "Аромат орхидеи"

Филиалы «Хунмэня» исторически формировались под прикрытием фирм, торговых домов, залов, объединений. Первое историческое упоминание о «Хунмэне» за рубежом датируется 1777 годом – некий уроженец провинции Гуандун по имени Ло Фанбо основал в Индонезии компанию «Аромат орхидеи», фактически представлявшую «Хунмэнь». В 19 веке «Хунмэнь» распространился по Северной Америке, первая организация была создана в Сан-Франциско в 1853 году и представляло собой «Общество трех точек». 

Оторванные от родины китайцы всей душой ненавидели маньчжуров. Помимо того, им нужна была защита от местных преступников, для которых они зачастую становились легкой добычей. Поэтому вербовка адептов для организаторов «Хунмэнь» не составляла практически никого труда. 

Современный «Хунмэнь» за пределами материкового Китая и островного Тайваня представлен многочисленными организациями. Их вывески не прячутся и не шифруются, они открыты для посещений, их сотрудники проводят масштабные мероприятия, которые транслируются в Youtube и которые можно открыто посмотреть, никаких ограничений нет. После долгого периода запретов, тайваньская организация «Наньхуашань» общества «Хунмэнь» с 11 января 2004 года официально добилась разрешения  на регистрацию на Тайване в форме «Международного Общества «Хунмэнь» финансовых групп Республики Китай». Зайдите в «Фэйсбук» - он пестрит сообщениями от многочисленных организаций «Хунмэнь» по всему миру. 

Вопрос заключается в другом – какие цели теперь преследует «Хунмэнь», накопивший трехвековой опыт конспирации и подпольных войн, выстоявший в крайне жестком мире преследований, криминала, убийств, грабежей?

Для начала зайдем на сайт «Китайского общества международной организации Хунмэнь» и прочтем, какие цели ими заявлены. 

Текст, рассказывающий о целях, в истинно китайской манере рассказывает нам о заботе и человеколюбии, гуманности и справедливости, служении обществу, исторической миссии «Хунмэнь» (Hung Men International Headquarter R.O.C.), после чего перечисляет основные задачи:

1. Изучение наследия «Хунмэнь», распространение духа честности и справедливости.

2. Проведение совместных мероприятий, поддержание связей с братьями, ведение работу по укреплению контактов между членами общества.

3. В четко определенные сроки издавать печатные издания общества, укреплять качество услуг для братьев.

4. Создавать благотворительные фонды, поддерживать слабые общества.

5. Уважать государственный строй, следовать курсу правительства, по необходимости проводить благотворительные и общественные мероприятия. 

6. Укреплять международное экономическое и культурное сотрудничество, развивать китайские традиции, стремиться к миру во всем мире. 

Официально заявленные цели донельзя благородны и чисты. Упрекнуть «Хунмэнь» в чем-либо исходя из этого текста просто нельзя. Но при прочтении этого документа у меня возникло невыразимое ощущение некоей глухой стены, в которую я уперся лбом, как это часто бывает, когда ты общаешься с китайцами. 

В самом деле, казалось бы, что еще не так? Современный  «Хунмэнь» легализирован, он преследует благие цели, их члены открыто выступают с заявлениями, рассказывают о своих традициях, все внешне очень благополучно. 

Но мне кажется, что это только внешне. 

Мне кажется, что новом мире «Хунмэню» выгодно выйти из тени и занять легальные позиции, взять в свои руки средства массовой информации и социальные сети, заявить о себе как о поборниках нравственности и носителях китайской культуры, продвигая патриотическую культуру и ценности, бывшие тайной на протяжении более чем трехсот лет и раскрываемые только для посвященных. Легализация позиций позволяет сделать многое, и неспроста в перечисленных задачах речь идет о создании благотворительных фондов и укреплении международного сотрудничества. Первое позволяет легализовать огромные средства, накопленные тайными обществами, второе – найти им применение на активно развивающемся международном рынке. 

И третья цель легализации – вербовка новых членов. Только теперь процесс усложняется для правоохранительных органов и упрощается для тайного общества, так как для членов «Хунмэнь» каждый новичок – это пресловутый «синий фонарь», посыльный, активист, мальчик на «побегушках». А для правоохранительных органов — презумпция невиновности и неточные оперативные данные, которые не представляется возможным качественно проверить. 

И к нему, несомненно, присматриваются, его изучают, проверяют на поручениях, дают несложные задания и отслеживают их исполнение. В последующем он может остаться активистом с легальных позиций, а может и перейти на нелегальную работу и пополнить ряды преступных сообществ. 

Так что, сугубо на мой дилетантский взгляд, легализация «Хунмэнь» в дальнейшем может усложнить жизнь очень и очень многим физическим и юридическим лицам. 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded