Category:

«Хунмэнь» и коммунисты

Справедливо волновал (если не сказать мучил) меня этот вопрос – а были ли связи тайных китайских обществ с китайскими же коммунистами, и если были, то какой характер они носили? 

Ответ нашелся не сразу, и был он неоднозначным. Но все по порядку. 

В основном коммунисты развивали отношения с тайным обществом  «Цинбан»  – это тема для долгого отдельного исследования (разговора), пока ограничимся упоминанием о таком факте. 

Но изначально установка у руководства коммунистов на поддержание связей с филиалами «Хунмэнь» была. 

Так, в ноябре 1938 года ЦК КПК в своем «Решении по работе в провинции Суйюань и Монголии» требовал: «Что касается бандитов и членов «Общества старших братьев» - за них необходимо бороться, всячески привлекать их к совместной борьбе против японцев, избегать противостояния с ними без крайней надобности. Вместе с тем, в случаях, когда эта категория лиц существенно нарушает права народа, возможна их ликвидация по требованию народа». 

И в самом деле, в антияпонской борьбе того времени активное участие принимали члены тайных обществ. Кто-то давал деньги, кто-то принимал личное участие. В отдельных случаях «старшие братья» целиком и полностью переходили на сторону коммунистов. Это оформлялось дачей некоей клятвы. Вот некоторые положения этой клятвы: 

 «Мы вместе боремся с японцами, и поэтому больше не называем себя братьями – все мы носим имя «товарищ». 

«Мы больше не делим друг друга на старших и младших, все мы равны».  

«Блуждавшие в потемках члены тайных обществ, мы ныне выходим на справедливое дело, мы становимся солдатами освободительной борьбы и показываем чудеса героизма».

13 августа 1937 года обстановка между японскими и китайскими войсками обострилась. Причина по всей видимости носила провокационный характер - лейтенант японской морской пехоты, самурай Исао Ояма попытался нелегально проникнуть на территорию аэродрома Хунцяо (да-да, тот самый современный Хунцяо – аэропорт в Шанхае) и был застрелен китайцами. Это дало начало крупномасшабным боевым действиям между коммунистами и  японцами. Тогда же Военный комитет провинции Цзянсу постановил: 

«…Особенно активно необходимо использовать в наших интересах авторитет и репутацию организаций «Хунмэнь», вести набор пополнения в войска под их именем, разворачивая одновременно с этим партизанское движение. 

Шанхайская организация «Хунмэнь» под названием «Пять святых гор», принимала активное участие в революционном коммунистическом движении. Ее лидер – некто Сян Хайцянь, тогда же, в 1937 году,  договорился с коммунистом Чжан Чжи о том, что они могут  использовать авторитет «Хунмэнь» в таких масштабах, которые требуются для решения задач национальной борьбы. При этом в партийные дела вход ему был закрыт – да он не особо и стремился. 

Но в последующем ситуация изменилась – коммунистам нужны были люди, требовалась поддержка, а это могли обеспечить только тайные общества, традиционно пользовавшиеся поддержкой местного населения. Именно с помощью члена «Хунмэнь» Лин Сюйлана кадровый коммунист Чжан Чжи связался с легендарным руководителем гоминьдановской разведки Дай Ли и вел с ним в последующем переговоры о создании диверсионной части  специальных боевых действий, наборе людей, закупке лошадей и продовольствия. 

Возможны ли были переговоры напрямую? Вряд ли. 

Но результат налицо – такая часть была создана, и Сян Хайцяню в знак благодарности было высказано уважение – его подручный Хэ Синцзянь, также принимавший деятельное участие в переговорах, был назначен, ни много ни мало, командиром одного из подразделений этой части. 

Примечателен тот факт, что личный состав вновь сформированной части выступал не под флагами Гоминьдана и не под флагами коммунистов – все делалось от имени «Хунмэнь», вплоть до символики и некоторых иных атрибутов. Личный состав специально проходил обучение основам идеологии и истории «Хунмэня». Исторический факт – секретарь военного комитета провинции Цзянсу товарищ Чжан Айпин лично дал разрешение Чжан Чжи и другим командирам-коммунистам на проведение – чего бы вы думали? – церемонии вступления в «Хунмэнь»!  

Видимо, раньше коммунисты и гоминьдановцы умели договариваться, естественно не без помощи «Хунмэнь», Конечно, позже их дороги разойдутся, и мы получим то, что имеем – материковый Китай и островной Тайвань, между которыми время от времени вспыхивают угасающие пока конфронтации. 

Однако, вместе с тем есть и другая сторона медали – менее приглядная. Прежние заслуги быстро забывались, как оказалось, линия партии была определенно гибкой,  непредсказуемой и опасной для членов тайных обществ. Вчерашние друзья и боевые соратники становились «социально опасными» и нежелательными. Образованным членам тайных обществ предъявлялись обвинения в подрыве власти. Открытое  заявление о принадлежности к «Союзу старших братьев» на освобожденных территориях рассматривалось властями как призыв к организации «второй силы», «формированию собственных вооруженных формирований, срыву призыва в НОАК». 

«Старые тайные общества» позиционировались в общественном сознании как «группы деклассированных элементов, отбросов общества, не участвующих в производственной жизни и сельском хозяйстве, паразитирующих на простых жителях Китая, и делающих их жизнь невыносимой». 

Это слова не мои. Это выдержки из газеты «Синьхуа жибао» от 3 марта 1938 года, которая, кстати, 6 марта того же года выдала, что называется  «на гора» статью «Союз старших братьев – сила антияпонской борьбы», в которой говорилось уже совершенно обратное. Союз старших братьев тут уже выступает как организация, обладающая богатым национальным самосознанием, «внимательно относящаяся к единству и моральному долгу». 

Только многоточие остается поставить после таких разноплановых статей в одной и той же газете с интервалом в три дня. Видимо, не могли коммунисты определиться с позицией по вопросу тайных обществ.

В теме тайных обществ отметился сам и Мао Цзэдун. В своем выступлении 12 марта 1938 года на торжественном собрании по поводу 13 годовщины со дня смерти Сунь Ятсена, он отметил «имеющий историческое значение опыт «объединения разнородных политических направлений и тайных обществ в деле свержения маньчжурской династии Цин». В октябре того же года Мао Цзэдун в своем выступлении отметил, что «в период с начала деятельности Объединенного союза  и вплоть до Синьхайской революции, Сунь Ятсен объединил самые разные политические силы, тайные общества, включая Союз старших братьев и Союз восстановления суверенитета Китая, и только поэтому достиг победы в деле революции».

Вслед за Мао Цзэдуном начальник организационного отдела Центрального Комитета Компартии товарищ Чан Юнь также отметился выступлением о связях Сунь Ятсена и тайных обществ. В частности, он сказал: «Сунь Ятсен - великая личность. Учанское восстание в течение  нескольких дней мобилизовало более десятка провинций. Каким образом он добился этого? Он обладал редкими качествами, и привлек на свою сторону Союз красных пик, Союз старших братьев, вообще все круги общества, невзирая на партийную принадлежность и взгляды. Именно поэтому он сделал великое дело». 

Вот так растут культы личности! В этих выступлениях совершенно упускалось из виду, что именно тайные общества оказывали неоценимую помощь и поддержку в вооруженной и идеологической борьбе, что революция, если уж говорить откровенно, большей частью была сделана на средства тайных обществ, в которые в те времена входила значительная часть населения Китая!

Но продолжим читать кальки партийных бонз – по содержанию они мало отличаются от выступления «великого кормчего» товарища Мао, но хорошо демонстрируют коммунистическое «единомыслие». Итак, список продолжает начальник Уханьской канцелярии 8-ой армии Народно-освободительной армии Китая: «Сунь Ятсен в своей революционной борьбе опирался на эмигрантов-хуацяо, студентов, членов тайных обществ…В нашей партийной борьбе мы, конечно, не можем опираться на тайные общества, но работать с народными массами мы обязаны, и проводить эту работу там, где есть народные массы, в том числе и с  использованием тайных обществ, если потребуется». 

переосмысленный лозунг  - "противостоять японцам - спасти родину"
переосмысленный лозунг - "противостоять японцам - спасти родину"

Слов нет, эмоций тоже. Высшая степень лицемерия, без приправ и оформления. Как это не могут опираться, когда все время опирались, когда чаще всего шли в бой не под своим коммунистическим флагом, а под именем «Хунмэнь», который по популярности среди народа в те времена превосходил и Гоминьдан и коммунистов. Приговор явно читается в высказываниях тогдашней партийной элиты. Да, по степени коварства тайным обществам до коммунистов, как я погляжу, далеко. Оставим, однако, эмоции… 

Историю тайных обществ коммунисты изучать не гнушались. В 1940 году коммунистическое издательство приграничных районов Шэньси, Ганьсу и Нинся в 1940 году издало книгу «Общие сведения о Союзе старших братьев и Синем братстве». Центральный комитет партии в 1940 же году выпустил в свет книгу «Данные по организации работы с Союзом старших братьев и Синим братством». Разнились эти книги немногим - в обоих указывалось на феодальное прошлое этих организаций, приверженность их суевериям и древним обычаям, сложную структуру и иерархию, многоступенчатые степени руководства, на управление страхами и верованиями людей в своих интересах. В книгах указывалось также, что, несмотря на активное участие этих обществ в революционной борьбе, многие их участники были вовлечены в контрреволюционную деятельность, что не способствует целям коммунистов. Так вот, просто и изысканно.

Однако очевидно и другое – тайные общества были авторитетны и страшны - их опасались и боялись, даже коммунисты. Боялись опять же потому, что простые люди охотнее следовали понятному и привычному, традиционному движению за освобождение, а таким движением на протяжении более чем трехсот лет был Хунмэнь и его многочисленные ветви. Именно поэтому тайные общества превратились на начальном этапе сотрудничества в главные объект политики «единого фронта». Обоснование необходимости использования авторитета тайных обществ указывалось повсеместно. Интересный факт – коммунисты опасались также, что тайные общества в силу их «авантюрно-анархической направленности» могут быть использованы «классовыми врагами китайской революции» в целях «переориентации пролетарской прослойки населения на интересы буржуазных враждебных групп». Потому привлечение на свою сторону членов Союза старших братьев и других направлений «Хунмэнь» считалось приоритетным, ссориться ними коммунисты все-таки не хотели. 

Представляет интерес указание того времени от имени Центрального комитета компартии Китая относительно тайных обществ, которое четко определило целый комплекс позиций. Итак, приведем небольшой отрывок: 

1) «В местах дислокации демократических баз борьбы с японскими захватчиками, политика в отношении «Союза старших братьев»…такова: необходимо всячески поднимать их политическое значение, в интересах достижения целей интеграции их с революционными органами власти и управления с организационной точки зрения. Учреждение новых ячеек тайных обществ на освобожденных территориях нецелесообразно, но рекомендуется избегать крайних и непопулярных мер во избежание возникновения противостояния членов тайных обществ и революционных органов – со временем они самоликвидируются. В отношении главарей «Союза старших братьев», уличенные в связях с японскими бандитами ведущие подрывную антиреволюционную деятельность, надлежит поступать в соответствии с установленной дисциплиной антияпонской борьбы. 

2) В районах партизанской борьбы, партийные органы должны всецело использовать симпатии народных масс к тайным обществам, вести себя по отношению к тайным общества дружелюбно и открыто…по возможности заключать с лидерами «Союза старших братьев» соглашения о взаимном непричинении вреда, либо соглашения о совместной борьбе против японских захватчиков, постепенно переводя их на стезю антияпонской борьбы. В отношении тайных обществ, которые открыто перешли на сторону врага и укрепились на антикоммунистических позициях, в случаях, когда переговоры и убеждения не принесли желаемых результатов, необходимо проводить работу по разложению противника, повсеместно раскрывать их злодеяния, инспирируя тем самым их изоляцию. В выгодных условиях и при наличии преимуществ необходимо беспощадно уничтожать такие тайные общества, побуждая тем самым людей к переходу на сторону антияпонской борьбы. 

3) В оккупированных противником районах, по причине того, что организация открытой борьбы относительно затруднена, необходимо входить в состав тайных обществ, использовать их как долгосрочное прикрытие, изучать стратегически важные позиции, накапливать силы и ожидать удобного случая для организации полноценной работы. 

4) В районах гоминьдановского господства, основная линия работы партии заключается в привлечении членов тайных обществ к антияпонской борьбе,  использовать традиционно привычные для народных масс лозунги тайных обществ для подъема их на борьбу, в частности, использовать лозунг «Свергнем династию Цин, восстановим династию Мин» для борьбы с японскими захватчиками и маньчжурскими недобитками. Рекомендуется использование принципов братской поддержки, практикуемых в тайных обществах, с оказанием помощи бедным и нуждающимся членам тайных обществ, побуждая их тем самым переходить на сторону революции». 

Документ этот носит название «Предварительное указание ЦК КПК по работе с «Союзом старших братьев и «Синим братством» ». Вышедший в мае 1941 года и подписанный ни много ни мало самим Лю Шаоци, он имел важное значение и в основном предопределил печальную судьбу тайных обществ в пределах материкового Китая.

Тем не менее, коммунисты оставили в составе нескольких официально действующих на территории КНР партий тайное общество «Чжигунтан» — организацию второго дома «Хунмэнь», в которую входил сам отец китайской революции — Сун Ятсен. «Зал стремления к справедливости» превратился в одноименную партию. Но партия целиком и полностью подконтрольна ЦК КПК — отслеживаются все контакты, связи, решительно пресекается любая попытка самостоятельных действий — о силе и влиянии «Хунмэнь» коммунисты помнят до сих пор. 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded