Сказ о том, как Мао монголов обманул

Отвлекусь на время от истории китайских тайных обществ и расскажу тебе, уважаемый читатель, другую, но тоже весьма занимательную историю. 

Историю эту мне рассказал монгол, старый, как степь, как ветер, как дух кочевников, морщинистый, как пустыня Гоби, испещренная барханами. 

После Синьхайской революции 1911 года Китай стал совсем другим. Ушли в небытие маньчжуры, державшую страну в руках без малого триста лет. Страна вступила в сложный период. Разруха и голод обрушились на народ, терзаемый японцами, англичанами, французами, голландцами, немцами и русскими (прости меня, читатель, но это тоже правда). 

Появилась партия Гоминьдан, которую возглавил генерал Цзян. Через десять с небольшим лет появилась другая партия, партия большевиков, которую возглавил Мао. Партии эти не слишком ладили между собой – то находили общий язык, то лаялись, как собаки. Этим воспользовались японцы. Они улучили момент и просто положили почти весь Китай к себе в карман. 

В 1932 году возникло государство Маньчжоу-Го и вышел на свет император Пу И – последний маньчжурский император. Маньчжоу-Го было основано на маньчжурских землях, которые китайцам никогда не принадлежали – Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин всегда были маньчжурской особой территорией, куда китайцев со стороны и пускали-то не всегда. 

Дэван - Дэмчиг Донров

Японцы не остановились на этом и пошли дальше. На территориях монголов в 1937 году их усилиями был создан Мэнцзян – монгольское государство, которое возглавил монгольский князь-чингизид, Дэмчиг Донров. Монголы получили надежду на свободу и независимость от Китая и от России. 

Но японцев разбили русские. Разбили и ушли, предоставив китайцам самим решать судьбу Азии – большая ошибка.

Ни генерала Цзяна от Гоминьдана – вы его знаете под именем Чан Кайши, ни коммуниста Мао это не устраивало. Но шла гражданская война, они воевали между собой и не могли ничего с этим поделать. 

Мао был ближе к нам - монголам, искусным наездникам и воинам, нежели генерал Гоминьдана – он контролировал северные районы. Он никак не мог победить Гоминьдан – требовались конники, которых не было у него, но были у нас. 

И он вступил в переговоры с командирами всадников. Он сказал, что если мы поможем разбить гоминьдановцев, то в награду мы получим то, чего нам никогда не пообещает генерал Цзян – полную свободу и независимость Монголии. 

Военачальники монголов были опытны в сражениях, но наивны в политике – они поверили Мао, который клялся клятвой китайцев – клятвой торгашей и земледельцев, которые всегда и всем проигрывают во всех войнах и даже сами себя победить не могут. Это тоже была ошибка, и очень, очень большая. 

Конница монголов железной метлой смела войска Гоминьдана на юге. Нас было очень много. Практически все монгольские мужчины сели на коня. В Монголии не осталось никого. Мы дошли до Юньнаня и вытеснили гоминьдановцев в страну под названием Бирма. 

Юньнань

И тут Мао сказал нам – вот Юньнань. Посмотрите на его красоту. На девушек, которые готовы родить вам детей, на дома, которые станут вашими. Зачем вам ваши бесплодные степи, тяжкий труд, палящее солнце? Там мало воды и мало еды. А тут есть все. Оставайтесь, и этот край станет вашим. 

Монголы посмотрели на этот край, полный гор, вод, бамбука и красивых девушек, щебетавших как птички – и забыли про свою степную родину. Немногие пожелали вернуться к своим родным очагам. 

Этого то и нужно было Мао – он вероломно отказался от своих слов о свободе и независимости Монголии и объявил ее Китаем. Южная Монголия была ослаблена – женщины и дети не могли бороться с Мао. 

Так в 1949 году появился Автономный Район Внутренняя Монголия – за слова, за память о Южной Монголии люди садились в тюрьмы, лагеря или просто пропадали. Восстания следовали одно за другим, но их быстро усмиряли, как тушат тлеющий костер. 

Наконец и Дэмчиг Донгов сел в тюрьму, и некому было возглавить южных монголов. Он был стар, когда вышел из тюрьмы, и работал в библиотеке в городе Хух-Хото. От него остался словарь монгольской письменности – 25 томов, над которыми он работал в тюрьме.

До сих пор находятся смельчаки, бросающие вызов большому Китаю, но все безуспешно. Нам не разрешают видеться с нашим братьями в Центральной и Северной Монголии – это можно только военным, охраняющим границу. Наши военачальники не поднимаются в званиях выше полковников – и над теми надзор политкомиссаров.  

Наши дети живут в том числе и в  пустынях, которые возникли от бездумного распахивания наших пастбищ, в районах, где потомки Мао хранили в конце прошлого века радиоактивные отходы западных стран – тех самых, которые угнетали и грабили их сто лет назад. 

А мужчины-монголы в Юньнане перестали быть монголами – их кровь растворилась в крови южных красавиц. Они выполнили свою роль по защите границ Южного Китая и вымерли естественным образом – их не понадобилось вырезать или стрелять в них.

Так Мао обманул монголов.

Тебе решать, уважаемый читатель, правда это или нет. Я же просто пересказал тебе слова монгола - испещренного морщинами, старого, как степь, как ветер, как дух кочевников. 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded